Тяжелые и стойкие ипохондрические состояния

Они не случайно рассматривают (наряду с суицидальными высказывания­ми, идеями вины и самоуничижения) как потенциальную угрозу самоубийст­ва. Реальный риск последнего при ипо­хондрической депрессии установить прак­тически нелегко; можно полагать, одна­ко, что ипохондрический (точнее депрес­сивно-ипохондрический) синдром близок по частоте суицидальных попыток к собственно депрессивному Значение этого факта трудно переоценить, поскольку в одной лишь Великобритании, например, почти 5000 больных с депрессивными состоя­ниями ежегодно кончают жизнь само­убийством Опасность его особенно велика при стойкой бессоннице с обострением тоски и страха по ночам, при сверх — ценных и бредовых ипохондрических образованиях у одиноких людей, у лиц с лекарственной зависимостью в пожи­лом возрасте и, конечно, в клинике тя­желой эндогенной депрессии. Даже демонстративные суицидальные попытки при истероипохондрических со­стояниях не исключают практически воз­можности самоизувечения или нечаянно­го летального исхода. В самом деле, сколько людей вешаются, кидаются в воду, глотают уксусную кислоту, но при таких условиях, когда можно предвидеть спасение, либо теряют сознание «в кри­тический момент» с веревкой на шее. Суицидальные высказывания, тенденции и попытки при ипохондрических состоя­ниях требуют от врача соответствующей настороженности, а в ряде случаев и надзора за больными. «Повеситься за­хочет, грозить будет — не верь; один только вздор! — делится народной муд­ростью один из героев Ф. М. Достоев­ского. — Не верь, а все-таки держи ухо востро, неровен час и повесится; не от силы, а от слабости вешаются»… («Бе­сы»). Какой-то сам по себе незначитель­ный, казалось бы, повод, «причина, не­достаточная для человека нормального, но вполне достаточная для таких субъ­ектов» — людей,